подборки8 апреля 2014 г. в 21:18

Четыре дня (20-23 марта) Центр современного искусства «Облака» принимал у себя театралов, не боящихся экспериментов. Ведь зрителям «Арт-Брата» нужно было быть готовыми к неожиданностям: само мероприятие первое, пробное, а участники — молодые театральные коллективы, любящие, умеющие и активно практикующие новые формы и приемы, иносказания и оригинальные, нестандартные решения.

Открывали фестиваль театр-студия «Alter Ego» с мистической сказкой «Гуси-лебеди». В анонсе был заявлен поиск сакрального смысла в знакомом всем с детства сюжете, и поиск удался на славу. Сказка в исполнении «Альтер Эго» превратилась в магический перфоманс, обряд инициации маленькой девочки, процесс ее взросления, сопровождающийся заговорами и заклинаниями. Во время всего представления актриса была на сцене одна, в ее распоряжении были лишь белая простыня, широкая доска и несколько коробок, хлеб да яблоки. И манипуляции с этим нехитрым реквизитом могли бы показаться детской игрой ребенка, оставшегося дома в одиночестве и решившего скоротать время за выдуманным путешествием... Но нет. Актерская игра не позволяла усомниться в серьезности происходящего: страх на лице сестрицы неподдельный, волнение на грани паники, а напряжение близко к нервному срыву. Все слова в спектакле — заклинания, звучащие речитативом и вводящие зрителя в магический транс, глубину которого усиливает нехитрое, но уместное звуковое (не музыкальное!) сопровождение. И уже совсем по-взрослому выглядит возвращение девушки домой, когда за спасение братца сестрица предлагает взамен свою молодость и свою женственность. Загадочность всего действа оставляет свободу для интерпретации: кто-то видит в этом поиск себя, кто-то — путь взросления, кто-то — сумасшествие, кто-то — акт жертвенности... Театральные критики признают: «Альтер Эго» не стремятся быть понятыми, их представления — это ассоциации, особенная атмосфера и игра в загадки, на которые у каждого свой ответ.    

Гости из Ижевска «Les Partisans» представили на фестивале два перфоманса. Первый, «Пощечина общественному вкусу», был посвящен авангардной поэзии. Второй собрал аншлаг в первую очередь благодаря громкому названию: «Бойцовский клуб. Наша версия». Неизвестно, что ожидали увидеть поклонники нашумевших книги и фильма, но спектакль вызвал противоречивые отзывы. Кого-то смутила его коллажность: актеры перемежали сцены, скопированные из фильма, лирическими отступлениями в жанре вербатим — рассказывали истории из своей жизни, каким-либо образом перекликающиеся с событиями кинокартины. А кого-то покорила правдивость и искренность рассказанных историй, смешных или трогательных, помноженная на обаяние и харизму актеров. И в целом представление более или менее гармонично рассказало о ещ еодном взрослении взрослении, «обряде инициации» - на этот раз юноши. Первая драка, уход отца из семьи и первые попытки наладить с ним контакт, первая любовь... Получалось, что вся жизнь героев спектакля — бой с обстоятельствами, несправедливостью, собственными страхами. Тоже своего рода бойцовский клуб... Женщинам в этом спектакле было отведено меньше времени, хотя дамы были великолепны — дерзки и сильны внешне, хрупки и ранимы в душе, они тоже сражались со своими проблемами и тоже искали гармонии и счастья. Смена ролей, поначалу похожая на забавную чехарду, к финалу спектакля привела зрителей к выводу: в каждом из нас есть робкий Джек, развязный и жаждущий свободы Тайлер и Марла, ищущая понимания и душевного тепла. 

Уфимский уличный театр «Эндорфин» тоже побаловал зрителей двумя спектаклями. И хотя выступление в помещении очень отличается от уличного перфоманса, «Эндорфин» добился нужного эффекта. В «зомби-истории» «Assistan Degeneration» была достигнута нужная консистенция ужаса: за прозрачной пленкой, имитирующей стеклянные стены лаборатории, в полумраке происходят жуткие эксперименты, а перед зрителями проходит целая галерея монстров. Каждый из которых, впрочем, обладает своим особенных характером и от этого становится... очаровательным. История любви и самопожертвования тоже присутствует, правда, разворачивается уже ближе к финалу представления. Стоит напомнить, что «Эндорфин» — единственный в Уфе театр масок, каждая из которых сделана вручную. А еще — в их спектаклях нет слов. Ни мимики, ни голоса — лишь пластика тела, звуковое и световое сопровождение, а также декорации, сделанные детально и продуманные до многофункциональности. Так что для неподготовленного зрителя представление может оставить некоторую недосказанность, непроницаемую загадочность некоторых образов или все ту же свободу интерпретации. 

Второй спектакль «Эндорфина» куда более понятен, приближен к действительности и от этого пользуется огромной популярностью у зрителей. История под названием «Мой брат» полна привычного, казалось бы, быта, но в восприятии двух маленьких мальчиков-озорников самое незначительное происшествие становится настоящим событием. Они играют в «войнушку», танцуют так шумно, что приходят ругаться соседи, они увиливают от занятий и пекут для мамы торт к 8 марта. Все это они делают вместе со зрителями: если «зомби-история» отделяет актеров от публики таинственной завесой, то здесь, наоборот, стерты все границы: братцы зазывают к себе «в гости», в свою бутафорскую нарисованную квартирку, зрителей, чтобы посмотреть с ними семейные хроники, чтобы поводить за нос ворчливую бабушку, чтобы фотографироваться на камеру их смартфона и попросить аккуратно зажечь на праздничном торте свечи. Это трогательное сотворчество, близкое каждому ребенку, и сентиментальнасть, знакомая каждому взрослому. Восприятие будничных событий как приключения, словно в детских сказках, и бесхитростное прославление семейных ценностей, как в настоящих мелодрамах, все это приправленное юмором и самоиронией — рецепт неизменного успеха «Моего брата».    

Спектакль «Вера» от уфимского коллектива «The Театр» собрал столько зрителей, что маленький зал «Облаков» не смог вместить всех желающих. И вновь основной причиной такого аншлага стала популярность Веры Полозковой, по чьим стихам был поставлен спектакль. И вновь отзывы оказались неоднозначными. «Урбанистическая сказка о золотой рыбке» стала очередным поиском счастья. Три девушки искали свою золотую рыбку в стихах Веры, примеряя на себя ее образ, начиная с бытовых зарисовок и заканчивая глубокой сентиментальной лирикой. Из декораций — магнитофонные ленты как связующие ниточки памяти, голосов, разговоров. Зеркало, в котором зрители увидели себя, как узнали себя в тех или иных строках. Яркие лампы «для допросов», словно принуждающие героинь к поэтической исповеди. Беспокойно шуршащие полиэтиленовые мешки: сначала пустые, а затем — заполненные словом «любовь», которое в сумраке зала материализовалось в золотых рыбок. 

...Кто-то старался больше хвалить, просто радуясь самому факту свершившегося события — в Уфе появилось новое театральное мероприятие! Кто-то стремился быть более критичным, понимая, что любые замечания — это путь к совершенствованию, и с учетом былых погрешностей следующие выступления будут еще лучше. Но все зрители и участники сошлись в одном — в пожелании «Арт-Брату» процветания и становления традиционным событием в Уфе.

ОбсужденияАрт-Брат: первый театральный фестиваль малых форм в Уфе
Комментариев пока нет. Будьте первым