подборки28 февраля 2014 г. в 18:30

В театрально-культурном центре имени Вс. Мейерхольда прошла премьера «Маскарад Маскарад» по мотивам драмы М.Ю. Лермонтова. История самая обыкновенная: кто-то кого-то любит, кто-то кого-то ревнует, кто-то кого-то убивает.

Михаил Угаров, режиссер и автор пьесы, сохранив основные события произведения, поместил героев в наше время. Кроме всего прочего, добавил некоторую «парность». Название пьесы увеличено дважды: «Маскарад Маскарад».

Главный акцент сделан на двух мужских образах, пресыщенных жизнью, исполнением желаний и безмятежным спокойствием. Они, как истинно лермонтовские герои, просят (лучше сказать, требуют) бури. Их мысли витают далеко: в философских, драматичных монологах о двусмысленности, выходе из тупика, стыде и неопределенности. 

Современный Арбенин (Егор Корешков) занят только тем, что уменьшает долю неопределенности в жизни и сохраняет равновесие. Он над действием и практически безэмоционален. Единственное, что может его вывести из себя, – потерявшийся тапочек или нелепая фраза, брошенная Дмитрием (Артем Григорьев). Только это. Ни измена. Ни смерть. Ни предательство. Только тапочек. 

На первый взгляд, два мужских персонажа Арбенин и Дмитрий – очень контрастны: серьезность и детскость, отстраненность и жажда впечатлений. Это наглядно прослеживается даже в цветовом исполнении костюмов – черный и белый. Но это поверхностный контраст. Перед зрителем практически одинаковые современные драматические молодые люди, неудовлетворенные жизнью, холодные, замкнутые, отстраненные внешне и внутренне.

Обратный поверхностный контраст можно заметить и у женских образов. Одинаковые наряды, манерность, тяга к впечатлениям: Лидия (Евдокия Германова) и Нина (Анна Котова-Дерябина) практически неразличимы в атмосфере маскарада. 

Есть еще два абстрактных героя: неопределенность и равновесие. Все события пьесы – монологи и исследования жизни – все направленно на уменьшение неопределенности и сохранение равновесия.

Арбенин вместе с Джоном Доу (Владимир Баграмов) размышляют о мирском равновесии, которое  нарушается смертью Нины. Но внутреннее равновесие Арбенина неизменно и ничем не потревожено, даже самые трагичные моменты остались в стороне. У него все хорошо.

Уменьшение неопределенности происходит не просто на словах, сценическое пространство метафорически сужается. В самом начале в распоряжении артистов была предоставлена вся сцена со свободно расставленными стульями. К концу повествования остается маленькая площадь, на которой помещаются только три персонажа.  

Современная трактовка драмы «Маскарад» по-новому открывает героев, вскрывая «болезни» общества и основные мотивы жизни.  

P.S. Если захотите сводить на премьеру Михаила Угарова детей, подумайте о двух вещах: в спектакле используется нецензурная лексика и откровенные небальные танцы.

Обсуждения и отзывыДвойной маскарад

Комментариев пока нет. Будьте первым