подборки26 ноября 2013 г. в 02:03

Искусство граффити – работа, скажем прямо, неблагодарная: большая часть рисунков не живет и месяца, автор часто остается в тени, расходные материалы заканчиваются быстро, а стоят в совокупности немало, да ещё и велики шансы вызвать, как минимум, недовольство городского сообщества. Но почему на протяжении уже многих лет поколения молодых людей идут в магазин и покупают свой первый баллончик?

Ответить на этот и многие другие вопросы нам помогли братья Зеленские, молодые и уже популярные стрит-арт художники. Их произведения украшают многие белгородские объекты: остановочный комплекс «Монастырский лес», офисную крышу, гаражи, фасады зданий... Продолжать можно долго, ведь ребята рисуют уже больше четырех лет, практически «без перерыва и выходных».

Ярослава:

— Я уже начала перечислять ваши работы, но лучше все увидеть своими глазами. Хорошо, что интернет-формат это позволяет. Поэтому давайте сразу перейдем к комментариям. Почему вы в свое время пополнили ряд вышеупомянутых молодых людей в очереди за своим первым баллончиком? 

Юрий:

— Потому, что граффити – это очень затягивающее занятие. Каждый находит в нем свое: кто-то – адреналин, кто-то – исскуство, другие – способ отлично провести время и попасть в тусовку. Как минимум, это общение с интересными людьми... Как такое может не увлечь?

Анатолий:

— Нас, наверное, захлестнула эта волна после первого случайного опыта. Во время учебы в школе мы занимались в городской «художке». Однажды туда пришли организаторы конкурса граффити в поисках участников. Когда нас спросили рисуем ли мы баллончиками, в один голос ответили «Да!», хотя на тот момент мы и в руках его не держали.


Ярослава:

— Ложь не раскрылась?

Анатолий:

— Об этом догадались только те, кто рисовал рядом. Они-то нам и помогли во всем разобраться. Дело в том, что у самых популярных для граффити баллончиков Montana (их и закупили организаторы) есть предохранители, которые исключают случайное нажатие на колпачок во время транспортировки.Соответственно, так работать с ними нельзя. В какой-то момент мы даже стали паниковать, что у нас бракованная краска.

Юрий:

— Сейчас я смотрю на тот рисунок, и понимаю, что он совсем детский. Хотя, на конкурсе мы заняли второе место.


Ярослава:

— И после этого вы сразу загорелись?

Юрий:

— Загорелись настолько, что в тот же вечер вдохновленные разрисовали заброшенный забор возле своего дома. Ведь у нас осталось столько краски! Правда потом с этим были проблемы: мы не знали, где покупать баллончики, какой фирмы, сколько они должны стоить. Еще большим открытием было то, что насадки имеют разную ширину линии. Но с опытом и литературой все прояснилось.


Ярослава:

— Сколько времени прошло перед тем, как вы смогли уже справедливо назвать себя граффити-художниками?

Анатолий:

— Нам потребовалось около трех лет, с той поры и ведет отсчет наш «трудовой стаж» в этом деле. Тогда появился и первый частный заказ.


Ярослава :

— Вы были удивлены?

Анатолий:

— Конечно. Когда мы учились рисовать, тренировали и развивали навыки, мы и подумать не могли о коммерциализации своего труда. Но кто-то где-то о нас услышал и предложил сотрудничество.

Юрий:

— Это были люди, которые заканчивали строить дом. Они хотели рисунок птиц на своем заборе. Конечно, мы с радостью согласились, придумали эскиз и воплотили их замысел. Тогда нам потребовалось на это два дня, сейчас – несколько часов.


Ярослава:

— Как вы установили цену?

Юрий:

— На одном из городских конкурсов мы познакомились с бывшим райтером Андреем Колосовым (сейчас он московский галерист), который много рассказал нам о механизмах граффити, в том числе и о заказных рисунках, расценках, работе с клиентами в общем. Во время обсуждения «птиц на заборе», мы вспомнили прайс, о котором говорил Андрей, отняли от него значительный процент за отсутствие опыта и назначили цену 600 рублей за квадратный метр.


Ярослава:

— Насколько я знаю, следующие заказы не заставили себя ждать, а среди клиентов была и городская администрация.

Анатолий:

— Прошлой зимой друзья позвали нас в молодежное правительство. Там мы предложили проект с кодовым названием «Белгород – яркая столица». Его суть в том, чтобы оформлять городские стены красивыми рисунками, иллюстрирующими название улиц. Но идею не поддержали. Тем не менее, наши контакты остались и нас запомнили. Через некоторое время комитет по управлению Восточным округом города сам связался с нами. Это было накануне 9 мая. Нам и еще нескольким художникам предложили расписать гаражи к празднику. На них мы нарисовала «Солдата».

Юрий:

— А дальше были «Танк», «Владимир» и остановочный комплекс «Монастырский лес».


Ярослава:

— А что вам самим нравится рисовать?

Юрий:

— Мне нравится рисовать персонажей. Просто шрифты в какой-то момент надоедают. А вот сюжеты, обстановка, в которые я помещаю героев намного интереснее. Причем делать это в урбанистическом стиле никто не запрещает. 


Ярослава:

— Ну и закончим наш разговор традиционным вопросом о планах на будущее. Вы намерены заниматься стрит-артом дальше?

Анатолий:

— Сейчас мы учимся на архитектурном факультете. Изобразительное искусство так или иначе не покинет нас в будущем. А каким оно будет в моей жизни, еще не известно.

Юрий:

— Я бы хотел получить известность в России как уличный художник. Галереи меня пока не привлекают.


Обсуждения и отзывыБратья Зеленские: «Граффити – очень затягивающее занятие»

прояснилось
Молодцы ребята! Видел их работы - свежая, позитивная графика! Пусть зарисуют чем-то более интересным тот убогий пейзаж на торце дома Победы-Князя Трубецкого напротив "Триала"
"Солдат" - хорошая работа.
Молодцы парни.